May 29th, 2008

sad

Ориентируюсь на «Маяк».

Всю эту неделю слушаю радио «Маяк». В Новосибирске на волне 100.00 FM, можно слушать через Интернет по адресу:  www.radiomayak.ru/
«Маяк» стал информационно-развлекательным. Радио позитивное, местами глуповатое и натянуто-веселящее, но в целом динамичное, интересное. До этого я слушал «Эхо Москвы», но там с позитивом гораздо хуже, оно такое «упадническое, демократическое». От него внутри нарастает недовольство и глубокое уныние. «Маяк» более лёгкий, возможно поверхностный, но положительно заряжающий. В последнее время меня больше устраивает положительное и лёгкое, потому ориентируюсь на «Маяк».
---
Только вот Стилавин – раздражает своими выходками, которые вроде как смешные, только вот эффекта смеха он достигает выходками, уничижающими или панибратскими, например, называя всех с усмешкой «брат». Особенно сильно ему удалось вывести меня из себя его «смешной» выходкой, когда он кинокритика всячески уличал в плохом парфюме, называя его то касторовым маслом, то приговаривая «а не стоило бы тебе БРАТ мазаться этой дрянью»… Не знаю, глядя на реальный образ обрюзгшего блондинистого тюфяка с мелкими глазками в золотой оправе (увидеть оное можно по телевизору, где его время от времени данная личность светиться) можно подумать, что никакой парфюм ему не поможет, чуть спокойнее вести себя, не зарываясь на мужицкий псевдо юмор, от которого как-то противно становится.
sad

Детский поход к высокому искусству.

В субботу в студии «Юный Архитектор» состоялся очередной ежегодный выезд студийцев. На этот раз, из-за возраста ребятишек, мы решили ограничиться небольшим путешествием по центру города, с посещением Новосибирского Государственного Художественного Музея.

Начали мы как обычно со встречи у школы, было прохладно, поэтому впервые мы встречались не во дворе, а в холле школы. Далее мы пешком отправились до площади Калинина, там сели на автобус, доехав на нём до площади Свердлова. Мы спустились к храму Александра Невского, зашли в него и попали на крещение малышей.

  

Потом немного погуляли по благоустроенной территории храма, и пошли в Художественный Музей (который лично для меня иначе как картинная галерея не может называться, с самого детства я привык именного к этому названию).


Купив билеты и раздевшись в гардеробе, мы поднялись на второй этаж, где собственно и начинается выставка. Прошли по всем залам музея без исключения, несмотря на то, что самые маленькие устали и стали капризничать. Хотя я и не рассчитывал на их глубокое понимание и заинтересованность, думал, что за час мы устанем, и, не дойдя до конца, пойдём гулять с мороженым в руках. Однако, меня очень порадовал тот факт, что ребятишки, несмотря на свой возраст (6,5 – 9 лет) вполне заинтересованно осилили все залы, часто останавливались возле некоторых полотен, разглядывали с интересом, оценивали художества, обсуждали увиденное между собой.

  

Если меня спросят, что их заинтересовало больше всего, не смогу дать чёткого ответа. Часто они делились своими впечатлениями от понравившихся работ, подводили меня к ним и показывали, что им нравится. И всегда это были разные работы, в основном экспрессионизм, работы не абстрактные, но и не реалистические, стилизованные, со сложным цветовым решением. Небольшая лекция по истории живописи (моего авторства), была проведена, с целью упорядочить то, что они видели и смогли различать. В рассказе их больше всего впечатлил факт заказа властью портретов колхозниц, пионеров и т.д., после этого они пытались по-детски ошибочно определить заказные работы во всех портретах.

Вышли мы как раз вовремя. Ребятишки уже немного устали, но ещё не начали капризничать. 

  

Сил хватило на прогулку до площади Ленина через Первомайский сквер. Затем на метро мы доехали до Заельцовской, и даже в такую прохладную погоду (всего +6), зашли на детскую игровую площадку. И уже после площадки разошлись по домам.

  

sad

Новосибирский Художественный Музей – дорогая шкатулка.

Для меня этот музей это место знакомства с искусством. Не знаю точно, в каком возрасте попал в этот музей впервые, но в моём сердце навсегда останется портрет Неизвестной кисти Левицкого. Каждый раз, когда я попадаю в музей, обязательно подхожу к этому портрету и с нежностью вглядываюсь в него. Это не просто портрет красивой женщины, это моё детство, моё первое представление о прекрасном, часть меня, часть моей истории. С той поры музей стал домом прекрасного, с которым познакомила меня моя мама.

Прошло много лет и многое изменилось в стране и в музее, но больше всего изменений с тех пор произошло внутри меня. Менялись идеалы, масштабы, появлялись и пропадали увлечения, история развивалась и формировалась. Не часто я бывал за эти годы в музее, последний раз был там года два назад. В тот раз мне запомнился новый зал западноевропейского искусства с мраморным бюстом и французским классическим вазоном, тогда очень порадовался за новое открытие.


И вот вновь оказался в музее. К сожалению, масштабы музея сжались до размеров «избы читальни» после Ленинской Библиотеки, вернее после Британского Музея и Тэйт музея, последних музеев в которых я был за последний год. С умилением я подошёл к своей Неизвестной, глянул в её родные глаза и с сожалением окинул взглядом морально устаревшие интерьеры музея, несоответствующие собранию. Новым для меня стал зал античной скульптуры, нашему музею совершенно не хватало собрания скульптуры, и вот такой зал появился, это было неожиданным и очень приятным открытием. К сожалению, в этом собрании не оказалось ни одного подлинника, всё это были точные копии из тонированного гипса. Совершенно ничего не имею против гипсовых копий, и очень люблю Пушкинский музей с его собранием копий. Очень рад тому, что у нас стали появляться такие копии, ведь суть искусства не меняется от того копия ли это или оригинал, тем более что в случае со скульптурой можно делать точные модельные копии.


Новым впечатлением стали выставленные в коридоре современного искусства работы современных новосибирских художников, чьи имена мне стали знакомы. Случайно остановившись возле абстрактного полотна, прочёл имя автора: Максим Зонов, 1966-2000… Вот так, история создаётся на глазах. Максим учился в нашем институте, был ярким, талантливым человеком, и трагически погиб на Алтае, а теперь его работа висит в одном здании с картиной, с которой я познакомился в самом начале своего пути.

Прялка времени прядёт ниточку, в которую вплетаются люди, среди которых живёшь ты сам. В этом и есть самое главное преимущество Новосибирского Художественного Музея перед всеми другими музеями мира, конечно для меня, для моего внутреннего дома, моей родины, моего мира.

Обобщая все свои впечатления, сравню музей с дорогой шкатулкой, дорогой сердцу, возможно, не такой драгоценной, но именно дорогой! У Новосибирского Музея есть будущее, верю в то, что преобразиться здание и интерьеры, появятся новые работы и возможно даже шедевры. Но никогда не изменится его ценность, дома искусства для тех, кто начинает свой путь вместе с этим музеем. И я надеюсь, ребятишки, которых я впервые привёл в музей, поселили эту дорогую шкатулку в своём сердце.